ООО "Архитектурная мастерская С.М. Зельцмана"

191186, г. Санкт-Петербург, Конюшенная пл., 2, оф. 313

Тел.: +7 (812)740-30-97
E-Mail: dushina@zelcman.ru

You need to upgrade your Flash Player
Проекты Сергея Зельцмана: реалии воплощения
PDF Печать E-mail

Впервые темы строительства кардиокомплекса в Приморском районе Петербурга (Федеральный центр сердца, крови и эндокринологии им. В. А. Алмазова) мы, тогда еще «Дизайн и Строительство», коснулись в интервью с руководителем проектировавшего его коллектива (№ 4[28]–2005 г.). Одним из предметов той беседы стала архитектурная предыстория стройки, долгая, и порой драматичная… В конце восьмидесятых и в «лихие девяностые» ситуация с финансированием, продвижением и реализацией большинства социально-значимых архитектурных разработок складывалась непросто. Это еще мягко сказано. Вокруг сворачивались и окончательно глохли самые разумные инициативы, многим «отбивались руки», а народ если и роптал, то очень робко. Весь он, включая «творческую прослойку», повально старался приспособиться к рынку. Тем временем в архитектурной среде «пошел процесс» организации персональных мастерских. Не стал выпадать из него и Сергей Миронович Зельцман, создав свою «персоналку» в 1995 году. Работу по клинике, которая им же задолго до этого начиналась в Ленпроекте, «до ума» и первых стадий строительного воплощения удалось довести уже силами нового коллектива.

Так или иначе, но, перешагнув из одного века в другой, замысел Зельцмана стал реализовываться этап за этапом. Да, он несколько трансформировался в лексическом плане, получая новое прочтение и наполнение, зато по сути и основным подходам оставался прежним. В статье А. Соболевой «Объект, которого ждет город», опубликованной в осеннем номере прошлого года и посвященной сдаче в эксплуатацию первой очереди кардиоцентра, больше рассказывалось не об образах, а о функциональном содержании. Причем, наряду с авторскими комментариями по поводу примечательного, но к тому моменту уже состоявшегося события в архитектурной жизни Санкт-Петербурга, Сергей Миронович не поскупился и на оценки перспективы. «…Проект сложный и выстраданный. Но, главное, его реализации очень ждут врачи и пациенты, поэтому мы рады, что дело движется», – поделился он.

Оптимизм у собеседника нашего корреспондента получился несколько сдержанный, хотя и имел веские основания. Как и планировалось, 2-й пусковой комплекс в минувшем году начал постепенно сдаваться. В общей сложности он будет включать стационар на 350 коек и реанимационное отделение – на 54, а еще 6 ангиографических операционных и 10 для производства хирургических действий в условиях искусственного кровообращения, плюс вспомогательные научные и клинические подразделения, автономный теплоэнергоцентр. У медиков из ФГУ ФЦ СКЭ имени Алмазова с окончанием строительных работ на всем объекте связаны далеко идущие планы. Уже вскоре более чем 100 тыс. пациентов ежегодно смогут получать у них своевременную и квалифицированную консультативную, кардиологическую и кардиохирургическую помощь, из них 10 тыс. – в стационарных условиях (особо подчеркнем, что здесь, по официальной статистике, 20% от всего объема лечебных услуг предоставляется детям с врожденными и приобретенными заболеваниями сердечно-сосудистой системы). Соответственным образом увеличивается до 4,5 тыс. в год количество операций в условиях искусственного кровообращения. Кроме того, до 4 тыс. возрастает число эндо­васкулярных вмешательств с установкой стентов, ровно столько же будет имплантироваться кардиостимуляторов, а показатель выполненных вмешательств при нарушениях ритма сердца достигнет 3 тыс.

Перечисление таких цифр больше отвечает духу какого-нибудь специального медицинского издания. Тем не менее, привести их сочли необходимым и мы, чтобы даже совсем далекий от темы читатель в полной мере сумел понять, насколько актуально это строительство. О сложности проектных задач, возникавших и возникающих в связи с ним, повторяться, думаем, не стоит  – на сей счет мы высказывались относительно недавно и подробно. Куда важнее показалось прояснить сегодняшнее положение, узнав у автора разработки, насколько споро движется дело теперь, в кризисной обстановке. Тем более что примерно год назад, когда все вокруг было гораздо стабильнее, начальник строительства С. Ежов жаловался прессе на «определенные трудности с финансированием».

С. Зельцман:

В строительном отношении основная группа зданий ФЦ СКЭ им. В. А. Алмазова на данный момент практически готова, причем девятиэтажная часть функционирует в полном объеме. Помимо этого, сейчас утверждение в экспертизе проходит проект перинатального комплекса – тоже наш. Данный объект высотой в 7-9 этажей также включен в формат 2-й очереди и будет возводиться на площадке, которая с севера прилегает к зоне существующей застройки. Добавлю, что сюда же войдет высотное (75 м) здание реабилитационного центра.

В наших отношениях с заказчиком и подрядными фирмами все тоже вроде бы складывается нормально, если, конечно, понимать под «нормальностью» сложившуюся в современной России практику, когда авторский надзор воспринимается строителями лишь как необходимое, но не самое приятное «правило игры». По закону, без его соблюдения выполнять функции подрядчика попросту запрещено, хотя главным и решающим у нас почему-то считается слово никак не архитектора, а заказчика. Как говорится, «кто платит деньги, тот и…». Отсюда и частые, но, увы, далеко не частичные изменения проектных решений в сторону упрощения, которое в иных случаях сопровождается элементарным игнорированием мнения автора и даже обязанности вносить запись в журнал надзора.

В случае с кардиокомплексом похожих вещей, к сожалению, тоже избежать не удалось. Издали объект смотрится достаточно привлекательно – почти так, как мы хотели. Однако стоит подойти к домам поближе, сразу же «выползает» невнимание строителей к выполнению деталей наружной облицовки. Не лучшим образом у них получились узлы в стыках различных материалов, бросаются в глаза неровности в геометрии криволинейных элементов и прочие недоработки. При этом никто и никогда не сумеет разубедить меня в том, что, как бы изящно ни был задуман и прорисован фасад на бумаге и в рабочей документации, без качественной реализации достойного произведения архитектуры не получается.

К тому же, изначально, в нашем с Н. Г. За­харовой «ленпроектовском» варианте, фасады комплекса были запроектированы из коричневого органосиликатного кирпича. Во время перестройки его перестали выпускать, поэтому в итоге пришлось пойти на определенный компромисс, облицевав постройку керамогранитом светлого тона. Правда, все те черты, которые здания стали приобретать в результате многочисленных доработок проекта, придали комплексу гораздо более современное звучание. Он стал легче, воздушнее, что совсем не помешало ему сыграть предназначавшуюся роль центра градостроительного притяжения в районе метро «Удельная». Совсем не лишней в этой связи представляется и реализованная в нашей новой версии надстройка части пятиэтажного лечебно-диагностического блока. Потребность в этом дополнительном объеме была вызвана изменениями, произошедшими за последнее время в медицинских технологиях и строительных к ним подходах. Центр имени Алмазова стал нуждаться в дополнительных площадях. Плохо другое: вопреки утвержденному проекту и собственным обещаниям, заказчик решил выполнить отделку по фасадам надстройки совсем не в том материале, которым облицовано основное здание. На наш взгляд, это негативно, причем сразу же, сказалось на общем восприятии комплекса. Впрочем, все замечания подобного характера имеют отношение к той самой «прозе жизни» нынешнего инвестиционно-строительного комплекса, мимо которой, хотели бы мы того или нет, никак не пройти.

Как-то так сложилась наша очередная встреча с С.М. Зельцманом, что беседовали мы основным образом о проблемах. Кажется, и поводов особых к этому не было. Наоборот, крупные реализации мастерской в последнее время удаются одна за другой. Одна из них – начало сдачи жилых домов в составе комплекса «Серебряные зеркала». Впечатляют масштабы застройки: общая площадь около 70 тыс. м2, десять 7-15 этажных зданий, внутри периметра которых образован двор 70х70 м, опять же, заглубленная стоянка аж на 210 машин. Несмотря на это, проекту была уготована незавидная участь испытать на себе изрядное количество критических перлов от общепопулярной прессы. Не всегда владея соответствующей терминологией и даже полной информацией об объекте (говорилось о 60-метровой высотной отметке вместо фактической в 48 м), иные наши коллеги пустились во все тяжкие. Моднее всего стало ругать «Серебряные зеркала» с тех самых пор, когда этому был дан «зеленый свет» из Смольного, решившего побороться против недавних градостроительных ошибок и за панорамную сохранность исторического центра. Впрочем, на фоне продавливания идеи с башней «Газпрома» через те же самые СМИ все это выглядело не совсем убедительно. На деле превышение по высоте проектных параметров фактическими составило каких-то 30 см. Разумеется, так тоже не совсем правильно, поскольку дело касается Петроградки с ее особым духом застройки, но ведь это и совсем не те зловещие 12 метров, которыми чиновники и журналисты усиленно пугали друг друга. Позже весь негативный запал в отношении нового жилого комплекса на пересечении Каменноостровского пр. с Дивенской ул. иссяк так же внезапно, как и пробудился.

С. Зельцман:

Вместо «скандальных» картинок, отснятых при помощи телеобъектива и в умопомрачительных ракурсах, могу предложить наши последние фотофиксации «Зеркал». Сделаны они с тех же точек, что и материалы визуализации, предоставлявшейся в свое время в КГА и КГИОП на согласование. Проект, кстати, прошел эту процедуру без особых претензий, да и сейчас, когда идея облеклась материальными формами, можно понять, в чем состояло и выразилось основное стремление авторов. Мы старались как можно корректнее войти в окружающую застройку, учитывая ее масштаб, но не копируя деталей и стиля. Так в составе комплексного объекта появились разновариантные по прорисовке и колористике фасады, и весь он (что вообще-то характерно для Санкт-Петербурга)в результате оказался «расчлененным» на отдельные дома различного цвета, перестав, таким образом, восприниматься неким чужеродным «монстром». Архитектуре дворовых фасадов, замечу, было уделено не меньше внимания, чем решению по уличным. Здешние жильцы станут проводить во дворах больше времени и, поверьте, «изнанку» будут видеть даже чаще, нежели «наружность» комплекса.

Чтобы вписаться в сложившуюся городскую ткань, совсем не обязательно присутствие шпилей и куполов. Поэтому вряд ли стоят труда попытки натягивать «старые одежды» на постройки, имеющие современные функции и конструкции. Напомню на всякий случай, что строительство выполнено на территории бывшего завода «Знамя труда», который в недавнем прошлом представлял собой полуразвалившиеся здания и кучи индустриального мусора (и это в центре-то города!). Не навязываю собственного мнения, но, мне кажется, и мастерская, и корпорация «С», которые вели проектные работы, справились со своими задачами достойно.

Игорь Разживин